Михаил Врубель: тайна демонов небожителя

Михаил Врубель: тайна демонов небожителя

Печальный Демон, дух изгнанья,
Летал над грешною землей,
И лучших дней воспоминанья
Пред ним теснилися толпой; . . .
Счастливый первенец творенья!
Не знал ни злобы, ни сомненья.
И не грозил уму его
Веков бесплодных ряд унылый...

Михаил Лермонтов. Демон.

Удивительные картины Михаила Врубеля, первого русского художника-символиста, невозможно спутать ни с какими другими полотнами благодаря самобытной манере подачи необычных образов. Центральной фигурой, к которой обращался мастер на протяжении почти всей своей жизни, стал образ лермонтовского Демона.

Еще при жизни художника о нем ходило множество слухов, люди считали, что Врубель продал душу дьяволу, за что тот открыл художнику свое истинное лицо. Это видение и стало причиной слепоты и помешательства, а свои последние годы жизни художник провел в стенах клиники для душевнобольных.

Живое воплощение эпохи символизма

Михаил Врубель: тайна демонов небожителяМихаил Врубель (1856-1910) занимался разными областями изобразительного искусства, был автором тончайших акварелей и монументальных росписей, создатель гигантских картин-панно и книжных иллюстраций, майолики и витражей, театральных костюмов. Он мастерски владел самыми разнообразными техниками, в поисках новых форм смело соединял западные, средневековые и древнерусские традиции с характерными приемами стиля модерн. Один из самых загадочных его персонажей – образ Демона, падшего ангела.

Что привело знаменитого художника к этой теме? Михаил Врубель – одно из самых загадочных явлений русского искусства конца ХІХ века. Судьба художника-символиста похожа на фантастический роман, нить его жизни плелась так странно, что ее можно сравнить с готовым литературным произведением. Фантастические образы, придуманные Врубелем, кажутся нам настолько реальными, что вошли в нашу жизнь, ассоциируясь с персонажами писателей. Например, если спросить читателя, как выглядит Демон Лермонтова, он представляет его в виде врубелевского демона.

Сама жизнь художника была символом эпохи Серебряного века, знаком рубежа веков и эпохи символизма. Александр Бенуа назвал жизнь Врубеля патетической симфонией, полной и совершенной художественной формой. Главная тема творчества художника – это Любовь и Смерть, именно в его произведениях наша эпоха выражена со всей красотой и со всем трагизмом, печалью.

Со времен средневековья к нам пришло поверье, которое предупреждало о запрете описывать, рисовать или играть дьявола. Нарушившего эту заповедь человека ожидает страшная кара – заключение договора с дьяволом о получении удивительного таланта, цена которому – ДУША.

После написания картины «Демон сидящий» об авторе полотна заговорил весь мир, из никому неизвестного студента он превратился в культового художника, в своеобразную икону своего времени. Михаил Врубель осмелился на неслыханно дерзкий поступок, бросил вызов древнему запрету – главным персонажем своих картин художник сделал демона. Однако за это его ожидало возмездие, Врубель не мог даже представить, что проклятие сбудется и Демон пленит своего творца.

Михаил Врубель: тайна демонов небожителя

Михаил Врубель. Голова Демона, 1891 г.

Демоническая тематика в творчестве

Цикл Врубеля «Демон» уникален тем, что он даже более чем гармонично сочетается с поэзией Михаила Лермонтова, проникнутой смятением, борьбой с обуревающими душу страстями, жаждой познания истины и веры. Судьбы Поэта и Художника трагичны. Образ Демона действительно не давал художнику покоя. Впервые он обратился к этой теме в 1890 г, когда ему довелось работать над иллюстрациями к юбилейному изданию произведений М. Лермонтова. Часть рисунков так и не попала в книгу – современники не смогли оценить по заслугам талант художника. Его обвиняли в безграмотности и неумении рисовать, в непонимании Лермонтова, а творческую манеру презрительно называли «гениальничаньем». Только спустя десятилетия после смерти Врубеля искусствоведы сошлись во мнении, что это лучшие иллюстрации к лермонтовской поэме, тонко передающие саму суть необычного персонажа.

«Демон сидящий» – самая известная работа Врубеля. Однако кроме нее, есть еще несколько полотен на ту же тему. И написаны они были в то время, когда художника начала одолевать болезнь. Первые признаки психического расстройства проявились в то время, когда Врубель работал над «Демоном поверженным», в 1902 г. Но в 1903 случилась трагедия – умер его первенец Саввушка, страдавший врожденным уродством. Это окончательно подорвало душевное здоровье мастера, через год вылилось болью в портрете сына.

Врубель посвятил Демону несколько картин, и у всех персонажей – огромные, переполненные тоской, глаза. Увидев их, невозможно представить лермонтовского Демона другим. Врубель писал: «Демон – дух не столько злобный, сколько страдающий и скорбный, но при всем том властный и величавый». Именно таким мы видим его на картине «Демон (сидящий)». Скрытой силы и мощи в нем столько же, сколько скорби и обреченности.


Михаил Врубель: тайна демонов небожителя

Михаил Врубель. Демон поверженный и демон сидящий. Эскизы

В понимании Врубеля, Демон был не чертом и не дьяволом. В переводе с греческого «черт» означает просто «рогатый», «дьявол» – «клеветник», а «демон» переводится как «душа». Это очень роднит его с необычной лермонтовской трактовкой: «Он был похож на вечер ясный: ни день, ни ночь – ни мрак, ни свет!».

Демоны в жизни

Неизвестно, как бы сложилась творческая судьба Врубеля, если бы не встреча с Саввой Мамонтовым. Меценат со свойственной ему прозорливостью разглядел в молодом художнике то, чего пока не видели остальные: нового гения. В 1897 году Врубель пишет «Портрет С.И. Мамонтова», на котором покровитель предстает сидящим в своем кабинете, среди привычных вещей. Главное внимание зрителя удерживает не сама фигура Мамонтова, застывшего в неудобном положении, а его глаза, полные предчувствия надвигающейся катастрофы. Через два года знаменитого мецената арестуют и обвинят в растрате, что закончится для него ударом.

Михаил Врубель: тайна демонов небожителя

В 1896 году Врубель создает триптих «Фауст» и полотно «Полет Фауста и Мефистофеля». Лучший друг художника Константин Коровин, ставший свидетелем работы Врубеля над холстом, поражался манере Врубеля, сравнивая его с жонглером или фокусником, но твердо вырисовывающим картину. По мнению Александра Бенуа, современника Врубеля, связь Врубеля-творца с Фаустом не поддается пониманию, словно сам Князь Тьмы позирует художнику.

На протяжении всего творчества Врубель неоднократно обращается к теме пророчеств, которая в моменты душевной болезни превращается в почти навязчивую идею.

В 1904 году художник создает «Шестикрылого Серафима» - последнее большое полотно, созданное в минуты просветления. Мастер был уверен, что талант и призвание творца подобны миссии пророка. И как в ветхозаветной притче Серафим очищает от грехов пророка Исайю, тем самым подготавливая к пророческому служению, так и Азраил Врубеля предстает, чтобы окончательно утвердить художника в роли провидца, знающего свою судьбу.

Михаил Врубель: тайна демонов небожителя

Михаил Врубель. «Шестикрылый серафим», 1904 год

С момента написания Демона и до самой смерти в 1910 г. Врубель живет в клиниках, а в краткие моменты просветлений создает выдающиеся произведения, от которых веет чем-то потусторонним. Возможно, это и дало повод современникам утверждать, что художник продал душу дьяволу и поплатился за это собственным здоровьем.

Никто не знает, какие видения посещали Врубеля в конце жизни, и было ли это на самом деле мистическим откровением потусторонних сил – но это действительно свело его с ума. А в глазах демонов на его картинах написано больше, чем можно объяснить словами.

Доведенный болезнью до самого края бездны, ослепший Врубель подобно поверженному Демону, изуродованное тело которого на полотне разбито о скалы, трагически обрушится вниз. Накануне кончины Врубель произнесет последнее свое пророчество: «Едем в Академию!», и уж завтра над его телом будет совершаться панихида в одном из залов Академии художеств.

Источник ➝

Операция «Березино»

Летом 1944 года в результате крупнейшей наступательной операции Красной Армии «Багратион» Белоруссия была полностью освобождена от фашистов. Однако отдельные немецкие подразделения предпринимали яростные попытки выбраться из окружения. Этим обстоятельством воспользовалась разведка, чтобы затеять оперативную радиоигру, получившую кодовое название «Березино».

Её «крёстным отцом» можно считать Сталина, подсказавшего замысел игры разведчикам. Согласно его задумке, надо было создать впечатление активных действий гитлеровских частей в тылу наших войск, а затем обманным путём заставить немецкое командование использовать свои ресурсы для их поддержки.

По мнению вождя, таким способом можно было добиться полного истощение гитлеровской Германии и, значит, ускорить окончание войны.

По инициативе Сталина руководителем операции был назначен начальник 4-го диверсионно-разведывательного управления НКВД Павел Судоплатов, его заместителем Наум Эйтингон, а работой радистов руководил Вильям Фишер.

…18 августа 1944 года двойной агент Александр Демьянов (в НКВД он значился под кодовым именем «Гейне», а в немецкой военной разведке как «Макс»), действовавший в Москве, сообщил в Берлин, что в районе реки Березина скрывается немецкая часть численностью более двух тысяч человек под командованием подполковника Шерхорна. Личный состав измотан в боях, физически истощён, испытывает острую необходимость в продовольствии и в пополнении боезапасами. Однако, несмотря на все лишения, часть полна решимости пробиваться на Запад для воссоединения с основными силами вермахта.

В действительности такой части не существовало. Подполковник Генрих Шерхорн был взят в плен в районе Минска и завербован в качестве агента под псевдонимом «Шубин» лично генерал-лейтенантом Павлом Судоплатовым в своём рабочем кабинете на Лубянке.

В часть Шерхорна включили агентов НКВД из числа военнопленных и немецких антифашистов. Чтобы уберечь их (и всю операцию) от случайностей, подступы к месторасположению части охранялись войсковыми патрулями, а поблизости окопались несколько пулемётных гнёзд и зенитных установок.

Непосредственное руководство частью Шерхорна на месте её дислокации осуществляла особая оперативная группа, в помощь которой были приданы 20 автоматчиков.

…25 августа берлинский Центр, проведя проверки по своим картотекам, отреагировал на радиограмму «Макса», дав ему задание связаться с Шерхорном и сообщить его точные координаты для доставки груза и заброски радиста. «Макс» (согласно легенде для немцев) в то время был прикомандирован к воинской части, расположенной в местечке Березино, недалеко от места, где «скрывался» Шерхорн.

Выполняя задание, агент «вошёл в контакт» с подполковником, который подобрал удобную площадку для приёма самолёта с грузом. Об этом «Макс» информировал Берлин, и в ночь на 16 сентября по указанным координатам немцы десантировали троих радистов.

Они сообщили Шерхорну, что Гитлер и Геринг в курсе проблем его части. В качестве доказательства передали на словах их заверение, что «для спасения части будет сделано всё возможное и даже невозможное, что вскоре пришлют врача и специалиста из авиачасти для подбора посадочных площадок для самолётов».

Двоих радистов удалось завербовать и вовлечь в радиоигру, вслед за этим они подтвердили существование части Шерхорна.

…В ночь на 27 октября часть пополнилась ещё двумя парашютистами: врачом Ешке и унтер-офицером авиации Вильда. Они вручили Шерхорну письмо командующего группой немецких армий «Центр» генерал-полковника Рейнгарда, в котором, в частности, говорилось:

«…Я с гордостью слежу за Вашим сопротивлением и всегда окажу Вам помощь. Пусть Вашим паролем будут слова "Германия превыше всего!"

Хайль Гитлер!

Ваш Рейнгард».

В стремительном темпе завербовали Вильда, и он беспрекословно сообщил немецкому командованию о благополучном прибытии в часть. Но доктор, ярый фашист-фанатик, наотрез отказался сотрудничать. В ожидании утра заперли его в подвале. Каким-то неведомым образом ему удалось оттуда выбраться. Он голыми руками задушил часового, а затем застрелился из его винтовки.

Гибель часового стала единственной потерей с нашей стороны при проведении операции «Березино».

…Через некоторое время Рейнгард приказал Шерхорну разделить свою часть на три группы, которые должны самостоятельно продвигаться к линии фронта. Приказ был «выполнен», а задержку продвижения к линии фронта объяснили отсутствием продуктов питания и боеприпасов.

Чтобы окончательно убедить руководство вермахта и немецкой военной разведки в существовании части, в сводках Совинформбюро регулярно сообщалось о диверсиях в тылу Красной Армии, совершаемых «недобитыми вояками из части некоего подполковника Шерхорна»…

…Командование вермахта, уверовав в присутствие «своих солдат в глубоком русском тылу», реагировало нужным для нас образом. Так, в течение следующих восьми месяцев Шерхорн еженедельно (!) принимал самолёты с боеприпасами и продовольствием. Доставленные шоколад, галеты, мясные консервы, табак, шнапс, глюкоза (её наша армия вообще не имела на довольствии) сначала проходили проверку в лаборатории, затем их давали на пробу собакам и лишь после этого они попадали в рацион красноармейцев.

Во второй декаде декабря, накануне Рождественских праздников, командование вермахта присвоило Шерхорну звание «полковник» и наградило Рыцарским крестом 1-ой степени, а офицеров его части поощрило Железными крестами и поздравительными телеграммами.

1 мая 1945 года немцы сообщили Шерхорну о самоубийстве Гитлера, а 5 мая он получил прощальную радиограмму: «Превосходство сил противника одолело Германию. Готовое к отправке снаряжение не может быть вам доставлено. С тяжёлым сердцем вынуждены прекратить оказание вам помощи. Знайте: что бы ни принесло нам будущее, наши мысли всегда будут с вами, кому в такой тяжёлый момент приходится разочаровываться в своих надеждах».

В докладе Сталину исполнители радиоигры суммировали её результаты: за 8 месяцев немцы совершили 39 самолётовылетов, доставили 22 радиста (все они были арестованы) и 13 радиостанций, 255 мест груза (около 320 тонн) с вооружением, боеприпасами, обмундированием, медикаментами, продуктами питания и более 11 млн рублей.

Судоплатов П.А. и Эйтингон Н.И. стали кавалерами ордена Суворова - уникальный случай в чекистской среде - в системе госбезопасности Союза ССР только они отмечены этой наградой. Во время Великой Отечественной войны этот орден вручался боевым офицерам, причастным к руководству армейской и фронтовой операцией.

К концу 1950-х Шерхорн и члены его группы освобождены и выехали в Германию.

«Макс-Гейне» - Демьянов Александр Петрович - награждён орденом Красной Звезды и благополучно дожил в Москве до 1978 года. Похоронен на Немецком кладбище.

«Руководитель радиослужбы» Шерхорна Вильям Фишер прославился в 1960-е как разведчик-полковник Рудольф Иванович Абель.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх