Заколдованный броненосец

Заколдованный броненосец

 

Военно-морские силы Финляндия в первой половине прошлого века имели на вооружении броненосец «Вяйнямёйнен», водоизмещением почти в четыре тысячи тонн и длиной более ста метров – самый крупный военный корабль страны (esoreiter.ru).

В начале октября 1932 года, когда «Вяйнямёйнен» стоял в порту Гурку, вахтенного Пертуннена привлекло бледно-голубое мерцание среди волн, которое все усиливалось и в конечном итоге вырисовалось в лодку, а на ней стоял седой старик с развивающимися волосами. Сказочная лодка вместе со стариком была окружена голубым ореолом.

Вахтенный просто оцепенел от увиденного, тем более что он был потомком знаменитого карельского сказителя девятнадцатого века Архипа Пертуннена, а потому сразу понял, что перед ним колдун и певец рун Вяйнямёйнен. Очнулся он только тогда, когда лодка с колдуном скрылась за бортом корабля.

Пертуннен об увиденном записал в вахтенном журнале, однако начальство не обратило на эту запись никакого внимания, посчитав, что матрос просто устал и ему пригрезилось, бог знает что. Однако после этой встречи с колдуном броненосец «Вяйнямёйнен» вдруг стал неуязвимым к нападению противника, то есть заговоренным.

В 1939 году, когда началась война Финляндии и СССР, знаменитый военный корабль сразу же попал в поле зрение советской авиации, которая поставила задачу во что бы то ни стало уничтожить вражеский броненосец. Да не тут-то было…

Заколдованного броненосца бомбы не берут

Вначале «Вяйнямёйнен» атаковали три бомбардировщика близ базы Ханко – ни одна бомба не достигла цели. Самолеты вскоре вернулись с новым запасом бомб, но тут сгустился непроглядный туман, а когда он рассеялся, корабль словно исчез. Разведка обнаружила его у порта Турку, и туда направились уже девятнадцать самолетов с самыми классными советскими летчиками. Потеряв два самолета, эти асы так и не смогли поразить цель. А потому через три дня топить заколдованный финский броненосец отправилось уже тридцать самолетов. Однако и они ничего не смогли сделать - все бомбы отчего-то летели не в цель, а в воду.

Это настолько разозлило командующего ВВС Балтийского флота генерала Ермаченкова, что он организовал новую, крупномасштабную операцию, причем тщательно подготовленную, в которой участвовало двадцать восемь бомбардировщиков и девятнадцать истребителей. За их штурвалами оказался цвет советской авиации, а потому у финского корабля, казалось, не было ни одного шанса уцелеть. А он и в этот раз вышел сухим из воды, ни одна из 56-ти бомб даже рядом не легла с заговоренным броненосцем.

Вскоре началась Великая Отечественная война, в ходе которой для советской армии уничтожить непотопляемый вражеский корабль стало делом чести. С целью его уничтожения была организована четко спланированная (с репетициями и многочисленными отработками) компания, а затем послана целая армада самолетов, которыми управляли сто тридцать два аса. На «Вяйнямёйнен» было сброшено почти тридцать бомб, каждая весом в тонну, после чего корабль, наконец-то, не выдержал, лег на борт и… пошел ко дну. Это наблюдали практически все советские военные летчики, участвовавшие в той грандиозной операции. Многие из них были награждены за этот подвиг медалями…

Заколдованный броненосец так и не поразила ни одна бомба

Однако уже вскоре воздушная разведка СССР доложила, что «Вяйнямёйнен» остался целым и невредимым, а уничтожен вместо него был крейсер «Ниобе». Надо отдать должное настойчивости советского командования, которое предпринимало еще несколько попыток уничтожить заколдованный финский броненосец, но все было впустую: корабль неизменно уходил без малейшего повреждения. Все это походило на фантастику, поскольку из рассказов очевидцев следовало, что бомбы отклонялись в полете, пропадали (таяли) в воздухе, а иногда и вовсе проходили через сам броненосец, поскольку тот на мгновение становился полупрозрачным и пропускал их через себя. Да и погодные условия словно специально заботились о сохранности «Вяйнямёйнен», преподнося какие-то сказочные, словно взявшиеся ниоткуда, туманы в самые критические моменты бомбардировки корабля.

Только после войны, уже в 1947 году, руководство СССР уговорило Финляндию продать им заговоренный «Вяйнямёйнен», после чего он стал советским броненосцем под именем «Выборг». Броненосец и после этого не имел никаких неприятностей и аварий, дослужил до «глубокой стрости» и был списан, не проявив при этом ничего необычного и загадочного, хотя некоторые этого и ожидали…

 

Источник ➝

Операция «Березино»

Летом 1944 года в результате крупнейшей наступательной операции Красной Армии «Багратион» Белоруссия была полностью освобождена от фашистов. Однако отдельные немецкие подразделения предпринимали яростные попытки выбраться из окружения. Этим обстоятельством воспользовалась разведка, чтобы затеять оперативную радиоигру, получившую кодовое название «Березино».

Её «крёстным отцом» можно считать Сталина, подсказавшего замысел игры разведчикам. Согласно его задумке, надо было создать впечатление активных действий гитлеровских частей в тылу наших войск, а затем обманным путём заставить немецкое командование использовать свои ресурсы для их поддержки.

По мнению вождя, таким способом можно было добиться полного истощение гитлеровской Германии и, значит, ускорить окончание войны.

По инициативе Сталина руководителем операции был назначен начальник 4-го диверсионно-разведывательного управления НКВД Павел Судоплатов, его заместителем Наум Эйтингон, а работой радистов руководил Вильям Фишер.

…18 августа 1944 года двойной агент Александр Демьянов (в НКВД он значился под кодовым именем «Гейне», а в немецкой военной разведке как «Макс»), действовавший в Москве, сообщил в Берлин, что в районе реки Березина скрывается немецкая часть численностью более двух тысяч человек под командованием подполковника Шерхорна. Личный состав измотан в боях, физически истощён, испытывает острую необходимость в продовольствии и в пополнении боезапасами. Однако, несмотря на все лишения, часть полна решимости пробиваться на Запад для воссоединения с основными силами вермахта.

В действительности такой части не существовало. Подполковник Генрих Шерхорн был взят в плен в районе Минска и завербован в качестве агента под псевдонимом «Шубин» лично генерал-лейтенантом Павлом Судоплатовым в своём рабочем кабинете на Лубянке.

В часть Шерхорна включили агентов НКВД из числа военнопленных и немецких антифашистов. Чтобы уберечь их (и всю операцию) от случайностей, подступы к месторасположению части охранялись войсковыми патрулями, а поблизости окопались несколько пулемётных гнёзд и зенитных установок.

Непосредственное руководство частью Шерхорна на месте её дислокации осуществляла особая оперативная группа, в помощь которой были приданы 20 автоматчиков.

…25 августа берлинский Центр, проведя проверки по своим картотекам, отреагировал на радиограмму «Макса», дав ему задание связаться с Шерхорном и сообщить его точные координаты для доставки груза и заброски радиста. «Макс» (согласно легенде для немцев) в то время был прикомандирован к воинской части, расположенной в местечке Березино, недалеко от места, где «скрывался» Шерхорн.

Выполняя задание, агент «вошёл в контакт» с подполковником, который подобрал удобную площадку для приёма самолёта с грузом. Об этом «Макс» информировал Берлин, и в ночь на 16 сентября по указанным координатам немцы десантировали троих радистов.

Они сообщили Шерхорну, что Гитлер и Геринг в курсе проблем его части. В качестве доказательства передали на словах их заверение, что «для спасения части будет сделано всё возможное и даже невозможное, что вскоре пришлют врача и специалиста из авиачасти для подбора посадочных площадок для самолётов».

Двоих радистов удалось завербовать и вовлечь в радиоигру, вслед за этим они подтвердили существование части Шерхорна.

…В ночь на 27 октября часть пополнилась ещё двумя парашютистами: врачом Ешке и унтер-офицером авиации Вильда. Они вручили Шерхорну письмо командующего группой немецких армий «Центр» генерал-полковника Рейнгарда, в котором, в частности, говорилось:

«…Я с гордостью слежу за Вашим сопротивлением и всегда окажу Вам помощь. Пусть Вашим паролем будут слова "Германия превыше всего!"

Хайль Гитлер!

Ваш Рейнгард».

В стремительном темпе завербовали Вильда, и он беспрекословно сообщил немецкому командованию о благополучном прибытии в часть. Но доктор, ярый фашист-фанатик, наотрез отказался сотрудничать. В ожидании утра заперли его в подвале. Каким-то неведомым образом ему удалось оттуда выбраться. Он голыми руками задушил часового, а затем застрелился из его винтовки.

Гибель часового стала единственной потерей с нашей стороны при проведении операции «Березино».

…Через некоторое время Рейнгард приказал Шерхорну разделить свою часть на три группы, которые должны самостоятельно продвигаться к линии фронта. Приказ был «выполнен», а задержку продвижения к линии фронта объяснили отсутствием продуктов питания и боеприпасов.

Чтобы окончательно убедить руководство вермахта и немецкой военной разведки в существовании части, в сводках Совинформбюро регулярно сообщалось о диверсиях в тылу Красной Армии, совершаемых «недобитыми вояками из части некоего подполковника Шерхорна»…

…Командование вермахта, уверовав в присутствие «своих солдат в глубоком русском тылу», реагировало нужным для нас образом. Так, в течение следующих восьми месяцев Шерхорн еженедельно (!) принимал самолёты с боеприпасами и продовольствием. Доставленные шоколад, галеты, мясные консервы, табак, шнапс, глюкоза (её наша армия вообще не имела на довольствии) сначала проходили проверку в лаборатории, затем их давали на пробу собакам и лишь после этого они попадали в рацион красноармейцев.

Во второй декаде декабря, накануне Рождественских праздников, командование вермахта присвоило Шерхорну звание «полковник» и наградило Рыцарским крестом 1-ой степени, а офицеров его части поощрило Железными крестами и поздравительными телеграммами.

1 мая 1945 года немцы сообщили Шерхорну о самоубийстве Гитлера, а 5 мая он получил прощальную радиограмму: «Превосходство сил противника одолело Германию. Готовое к отправке снаряжение не может быть вам доставлено. С тяжёлым сердцем вынуждены прекратить оказание вам помощи. Знайте: что бы ни принесло нам будущее, наши мысли всегда будут с вами, кому в такой тяжёлый момент приходится разочаровываться в своих надеждах».

В докладе Сталину исполнители радиоигры суммировали её результаты: за 8 месяцев немцы совершили 39 самолётовылетов, доставили 22 радиста (все они были арестованы) и 13 радиостанций, 255 мест груза (около 320 тонн) с вооружением, боеприпасами, обмундированием, медикаментами, продуктами питания и более 11 млн рублей.

Судоплатов П.А. и Эйтингон Н.И. стали кавалерами ордена Суворова - уникальный случай в чекистской среде - в системе госбезопасности Союза ССР только они отмечены этой наградой. Во время Великой Отечественной войны этот орден вручался боевым офицерам, причастным к руководству армейской и фронтовой операцией.

К концу 1950-х Шерхорн и члены его группы освобождены и выехали в Германию.

«Макс-Гейне» - Демьянов Александр Петрович - награждён орденом Красной Звезды и благополучно дожил в Москве до 1978 года. Похоронен на Немецком кладбище.

«Руководитель радиослужбы» Шерхорна Вильям Фишер прославился в 1960-е как разведчик-полковник Рудольф Иванович Абель.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх